Горные инженеры: А.В. Нечаев

Алексей Васильевич Нечаев родился в 1864 г. По окончании в 1887 году курса естественных наук в Казанском университете был оставлен в этом последнем профессорским стипендиатом при кафедре минералогии и геогнозии. Вскоре после этого он был назначен хранителем геологического кабинета в том же университете. В 1895 году защитил магистерскую диссертацию под названием: «Фауна пермских отложений восточной полосы Европейской России», а через 3 года защитил и докторскую диссертацию под заглавием: «Фауна эоценовых отложений на Волге между Саратовом и Царицыном».
Будучи в Казани, читал в качестве приват-доцента лекции одно время по палеонтологии, а затем и по минералогии.
Горный инженер А.В. Нечаев

В 1899 году был назначен экстраординарным профессором Казанского Университета и в том же году был переведен в Киев ординарным профессором Киевского Политехнического Института по кафедре минералогии и геологии.
В 1903 году был выбран деканом химического отделения. Обязанности декана нес до 1911 года, когда был уволен от занимаемой должности по случаю причисления к Министерству торговли и промышленности.
В 1913 году был выбран в геологи Геологического Комитета. В этой должности состоял до самой смерти.
Начало научной деятельности Алексея Васильевича совпадает с моментом окончания им Казанского университета в 1887 году. В этом году им была напечатана первая работа под заголовком: «Геологические исследования в окрестностях г. Чистополя», представленная им в физико-математический факультет для получения звания кандидата естественных наук. В этой работа Алексей Васильевич впервые выступает, как исследователе в области пермских отложений и описывает геологические разрезы окрестностей г. Чистополя, которыми впервые констатируется нахождение в Казанской губернии каспийских отложений. Интерес представляют приведенные им 14 анализов, доказывающих доломитовый характер мергелей из верхнего яруса пестрых мергелей.
Следующей работой Алексея Васильевича, появившейся через год после его первой работы, является «Геологическое исследование Елабужского у. и берегов Вятки от слободы Кукарки до устья». В этой работе описывается геологическое строение Елабужского уезда Вятской губ., на площади которого оказались развитыми слои цехштейна и яруса пестрых мергелей, а также постплиоценовая толща.
С 1888 по 1890 год А.В. Нечаев принимает участие в естественно-исторических исследованиях Казанской губернии, организованных Казанским Обществом Естествоиспытателей при материальном содействии Казанского Губернского Земства. За указанный промежуток времени появляется ряд предварительных отчетов о геологических исследованиях в различных уездах Казанской губ., а с 1890 года появляются быстро один за другим о полные отчеты о тех же исследованиях. Одной из задач этих исследований было составление геологической карты Казанской губ. Таковая карта и была составлена А.В. Нечаевым совместно с А. В. Лаврским, но за отсутствием средств у Общества Естествоиспытателей так и не была издана. Необходимо отметите, что эта карта была впоследствии использована при составлении геологической карты Европейской России.
Подробными отчетами о геологических исследованиях Казанской губ. являются следующие работы, опубликованные в изданиях Казанского Общества Естествоиспытателей: «Казанское Закамье в геологическом отношении (с участием П. И. Кротова) 1890 г.; «Геологическое исследование Мамадышского у.» (1892 г.); «Геологическое исследование северо-западной части Казанской губ.» (1893 г.); «Геологическое исследование южной нагорной части Козмодемьянского и Чебоксарского уездов» (1901 г.).
В этих работах даются оро-гидрографические очерки, приводятся обзоры литературы, сообщаются геологические наблюдения и приводятся общие выводы. Этими работами вполне определяется неизбежный интерес Алексея Васильевича к изучению пермских отложений по преимуществу, т. к. последние почти исключительно и развиты на территории указанных уездов Казанской губ. Исключение составляют лишь пост-плиоценовые осадки, которые, помимо других уездов Казанской губ., широко развиты на площади Чистополеского и Лаишевского у. и представляют особенный интерес по нахождению в них кардид, впервые констатированных Нечаевым, а также островки юры, встреченные в нагорной части Козмодьмеянского и Чебоксарского уездов.
Указанными исследованиями Алексея Васильевича выяснен состав пермских отложений Казанской губ. Алексея Васильевича указывает, что эти отложения состоят из 3-х отделов, идя снизу вверх: 1) нижнепермской толщи красноцветных глин и песчаников, 2) средне-пермского цехштейна и 3) верхнепермской толщи пестрых мергелей. Такой состав пермских отложений особенно хорошо выражен в Царевококшайском уезде, причем цехштейн дает два ясно выраженных горизонта: — нижний брахиоподовый и верхний — конхиферовый, вполне соответствующие таковым же волжскокамского цехштейна. В своих взглядах на составе пермских отложений Казанской губ. А.В. Нечаев занимает вполне определенную позицию, на которой стояли и другие казанские геологи, относившие к пермской системе и ярус пестрых мергелей или татарский ярус. Необходимо заметите, что в приведенных работах автор останавливается и на целом ряде других интересных геологических вопросов и обнаруживаем при этом серьезный вдумчивый глаз наблюдателя, от которого не ускользают интересные факты, м. б. непосредственно и не связанные с вопросами, приковывавшими к себе его особенное внимание.
Интерес Алексея Васильевича к изучению пермских отложений находит яркое выражение в появившейся в 1894 г. крупной монографии, послужившей ему магистерской диссертацией и носящей заголовок «Фауна пермских отложений восточной полосы Европейской России». Эта монография представляет результате обработки коллекций ископаемых пермской системы, принадлежащих Геологическому Кабинету Казанского университета и собиравшихся в течение 20 лет многими геологами. Она представляет очень важный труд, легший в основу нашего знакомства с пермской фауной России. В этой работе автор, помимо описания огромного числа форм (258), из которых 73 оказались новыми видами, дает критический обзор литературы по исследованию фауны пермских отложений Европейской России, дает общий обзор последних с критическим разбором высказывавшихся в литературе взглядов на составе, строение, сопоставление и возраст различных отделов пермской системы России.
И в этой работе автором проводится трехчленное деление пермской системы (с включением в последнюю татарского яруса), причем указывается распространение каждого из отделов, их состав, подразделения и взаимоотношения. В частности для среднего отдела цехштейна доказывается непрерывность распространения и отвергается принимавшееся ранее многими залегание его в виде изолированных флёцов. В конце сочинения изложен общий взгляд на размеры и перемещены моря и суши на площади Европейской России в пермское время и на условия образования осадков в различных частях пермского бассейна.
С появлением указанного сочинения за А.В. Нечаевым вполне упрочивается положение лучшего знатока русских пермских отложений.
Дальнейшие работы А.В. Нечаева в области изучения пермской фауны являются лишь дополнениями к тем основным выводам, к которым он пришел в предыдущей работе. Такова его небольшая работа, вышедшая в 1900-м году и озаглавленная «Первое дополнение к «Фауне пермских отложений восточной полосы Европейской России». В этой работе описываются интересные случаи параллельного развития признаков у представителей рода Spirifer.
С 1895 года А.В. Нечаев начинает работать в качестве сотрудника Геологического Комитета. Его исследованиям, производившимся в течение летних месяцев 1895—1898, 1900 г. и 1901 г., подверглисе области 129-го и 130-го листов десятиверстной геологической карты Европейской России, захватившие части Уфимской, Оренбургской и Самарской губ. В целом ряде предварительных и кратких отчетов, появившихся в известиях Геологического Комитета (с 1896 по 1902 г.), А.В. Нечаев дает краткий топографически очерк изученной площади и в общих чертах описывает геологическое строение последней. И в этом районе автору пришлось сталкиваться почти исключительно с пермскими отложениями, причем и здесь им проводится трехчленное деление последних, вполне соответствующее таковому же более западных районов Европейской России. Тут дана характеристика отделов, описано их взаимоотношение, приведены случаи дислокации, особенно резко выраженной в северо-восточной части 130-го листа и т. д. Кроме пермских осадков в исследованной местности указаны еще постплиоценовые осадки, причем около Оренбурга обнаружены слои с Cardium; рядом с этом собрана большая юрская коллекция из окрестностей Сарыгула Оренбургской губ. Из полезных ископаемых автор указывает медные руды, гипсы, известняки и песчаники. Работая от Геологического Комитета, А.В. Нечаев, однако, находите возможным посвящать свое внимание и другим задачам. Так, еще будучи в Казани, Алексей Васильевич заинтересовывается нижнетретичными отложениями Поволжья и посвящает им летние месяцы 1895—1897 г. Результатом этих исследований и обработки собран наго материала является его серьезная работа — докторская диссертация под заголовком: «Фауна эоценовых отложений по Волге между Саратовом и Царицыным», напечатанная в 1897 г. в Трудах Казанского Общества Естествоиспытателей. В этой работа дается описание 170 форм, из которых 77 являются новыми видами. Кроме того дается общий фаунистический очерк эоценовых отложений низового Поволжья. Автор сопоставляет эти отложения с монтиенским и суессонским ярусами палеоцена 3ападной Европы и указывает наибольшее сходство их с отложениями Англо-бельгийского эоценового бассейна. В заключении отмечается субтропический оттенок описанной фауны.
Знакомясь с палеонтологическими работами Алексея Васильевича указанного периода можно видеть, что эти работы по преимуществу являются фаунистическими; в этих работах он выступает как систематик и стратиграф. М. б. отчасти благодаря характеру самого материала, бывшего в его руках, ему почти не приходится останавливаться па вопросах биологического характера и вопросах, связанных с установлением генетических отношений между различными группами ископаемых и др.
1899-м годом заканчивается научная деятельность Алексея Васильевича в Казани, т. к. в этом году он переходит в Киев и занимает место профессора Киевского Политехникума. С этим переходом, однако, не прекращается его научная связь с Казанью, т. к. и там он продолжает работать в том же направлении, в каком работал, будучи в Казани. Как можно было видеть выше, часть из его отчетов по исследованию Казанской губ. появилась уже после 1899-го года. Необходимо, однако, заметить, что с переходом в Киев интенсивная научная работа Алексея Васильевича несколько замедляется, т. к. ему в новой роли профессора только что возникшего учебного заведения, где требуется масса организационной работы, а в скором времени и в роли декана химического отделения, каковым он состоял с 1903 г. по 1911 г., неизбежно приходится отрываться от научной работы. Этим объясняется то, что киевский период деятельности Алексея Васильевича, в отличие от казанского, является не таким продуктивным. Тем не менее и за время пребывания в Киеве с 1899 по 1911 год Алексеем Васильевичем выпущен ряд крупных работ. Так, помимо отчетов об исследованиях в области 129 и 130 листов Геологической карты Европейской России, он напечатал в Трудах Геологического Комитета работу под названием «Серно-соляные ключи близ Богоявленского завода» (1907 г.). В этой работе дается описание известных в южном приуралье серно-соляных ключей, служивших в XVIII столетии для выварки соли и пользующихся репутацией целебных. Вместе с описанием выходов ключей, их дебита, изменений последнего в течение года, даются химические анализы. Кроме того дается геологический очерк ближайших окрестностей и констатируется факт выхода ключей среди каменноугольных швагериновых известняков, образующих небольшую меридиональную антиклинальную складку. В конце прилагается геологическая карта и делается попытка указать место и геологический горизонт, где происходит минерализация ключей.
Другой важной работой того же периода является его «Фауна пермских отложений востока и крайнего севера Европейской России. Вып. I. Brachiopoda», появившаяся в Трудах Геологического Комитета в 1911-м году. Эта работа представляет начало задуманной автором переработки пермской фауны на основании нового материала, состоящего из коллекций, собранных самим автором в течение 5-ти летних исследований в Уфимской и Оренбургской губ., из коллекций, собранных по Пинеге, Кулою и Мезенскому заливу экспедицией Гревингка в 1848-м году и Ф.Н. Чернышева в 1890 г. и наконец из коллекций С.Н. Никитина, собранных им в разное время в Самарской губернии. Описано 85 форм, в том числе 14 новых видов. Автор приходит к важному выводу, что среди описанной фауны 31 вид являются аутохтонными и только 6 — пришлыми. Кроме того, констатируется весьма тесное отношение пермской брахиоподовой фауны к каменноугольной.
За время пребывания в Киеве Алексей Васильевич совершает большую и трудную поездку в Бухару, где собирает большой материал по верхнему палеозою. Обработка им материала, как и многое другое, к величайшему сожалению не осуществилась, т. к. смерть прекратила научную деятельность Алексея Васильевича в момент, когда он собирался приступить к обработке бухарского материала. Из наблюдений, сделанных по Бухаре, Алексеем Васильевичем напечатаны лишь в высшей степени красочно написанные путевые очерки под названием «По горной Бухаре».
В 1911-м году разнообразная деятельность Алексея Васильевича в Киеве и как профессора и как декана внезапно прерывается. За смелое осуждение правительственной политики по отношению к высшей школе он вместе с другими своими коллегами был уволен от деканства и отчислен от Киевского Политехникума. После этого Алексей Васильевич порывает с высшей школой и в 1912 году перебирается в Петроград. Так начинается его последний период деятельности, посвященной исключительно научным вопросам. Он приходит в более тесные отношения с Геологическим Комитетом, где работает сначала как сотрудник, а с 1913-го года получает место штатного геолога, каковым и остается до самой смерти.
За этот период времени Алексей Васильевич работает от Геологического Комитета в течение летних месяцев 1912—1914 гг. в Зайсанском уезде Семипалатинской области. В то же время он с большой энергией выполняет кабинетную работу по обработке разнообразного материала, собранного как им самим, так и другими лицами.
В 1912 году им напечатано «Геологическое исследование фосфоритовых залежей юго-западной части Казанской губернии».
В 1913 году им напечатаны: 1) (совместно с А.Н. Замятиным) «Геологические исследования северной части Самарской губернии» (Труды Геологического Комитета, Новая Серия, вып. 84.) и 2) «Пермский известняк р. Карлы Симбирской губернии» (Известия Геологического Комитета, т. XXXII).
В 1914 году напечатаны путевые очерки по горной Бухаре и редактировалось посмертное сочинение Ф.Н. Чернышева «Фауна верхне-палеозойских отложений». В 1915 г. напечатаны: «Казанский и Уфимский ярусы пермской системы» (Геологический Вестник, № 1, стр. 1) и «Заметка о графите Семипалатинской области».
Помимо этих работ им был начат целый ряд больших работ, посвященных изучению фауны верхнего палеозоя. Так, им начаты обработки пермских мшанок, обработка верхне-палеозойской фауны Бухары, Ферганы и Дарваза; наконец, почти совершенно закончена к печати часть уже давно задуманного им издания — «Геология России— верхне-пермские отложения».
Педагогическая деятельность Алексея Васильевича началась еще в Казани, когда он, будучи хранителем геологического кабинета, вел практические занятия со студентами по палеонтологии и геологии. Впоследствии он уже в качестве приват-доцента читал лекции по палеопатологии, а еще позже, когда получил назначение в Казане профессором, читал и минералогию. Правда этот курс он читал недолго, т. к. вскоре получил назначение в Киевский Политехникум. В Политехникуме он до момента ухода из Киева читал лекции по минералогии и геологии.
Как профессор, Алексей Васильевич занимал видное место среди коллег. Он был одним из лучших представителей прогрессивной профессуры и всегда стоял на страже широкой автономии и достоинства высшей школы. Его твердые академические принципы нисколько не колебались даже и в такое время, когда ему приходилось выступать в роли административного лица, несшего ответственность за каждый свой шаг. Те настроения, которые испытывала высшая школа в последние годы пребывания Алексея Васильевича в Киевском Политехникуме, лишь укрепляли его в необходимости строго соблюдать и проводить в жизнь принципы автономии и там, где дело касалось насущных интересов истинного просвещения и достоинства высшей школы.
Алексей Васильевич представлял необыкновенно светлую личность, не даром он привлекал к себе общие симпатии людей, которые так или иначе приходили с ним в соприкосновение и, вероятно, мало найдется людей, которые питали бы к нему враждебные чувства. И в Казани, и в Киеве Алексей Васильевич был истинным другом студентов и пользовался среди них большой популярностью.
За недолгое свое пребывание в Геологическом Комитете Алексей Васильевич также снискал себе общую любовь и уважение за свое доброе отзывчивое отношение к каждому, обращавшемуся к нему, за свое необыкновенно серьезное отношение к делу, которому он отдавал свои силы.
Воспоминание о нем как-то неразрывно связывается с представлением о нем, как об истинном ученом и необыкновенном труженике, усидчиво и плодотворно работавшем в тиши своего кабинета. Как часто можно было видеть Алексея Васильевича за работой над каким-либо палеонтологическим материалом или над собиранием литературы по какому-либо интересовавшему его вопросу. Так и чувствовалось, что под его необыкновенно скромной наружностью скрывается недюжинный ученый, для которого интересы научной истины дороже всяких житейских благ. Примером его необыкновенной доброты может служить, между прочим, его постоянные трогательные заботы об одном воспитаннике, который своим беспокойным, непоседливым характером причинял ему много хлопот. Говоря о душевных качествах Алексея Васильевича, нельзя обойти молчанием о том, каков он был во время экскурсий. Его поистине спартанский режим во время экскурсий, его необыкновенная нетребовательность по отношению к собственным удобствам положительно удивляли спутников, которым проходилось с ним ездить. Свои потребности он сокращал до минимума и, если, иногда и отступал от спартанского режима, то только для других, а не для себя, да и то лишь тогда, когда действительно были для этого серьезные причины.
В последние годы жизни у Алексея Васильевича, к глубокому сожалению, все больше и больше развивалась глухота, которая очень мешала ему принимать более деятельное участие в делах Комитета. В это время он по необходимости почти целиком ушел в научную деятельность. Нужно думать, что в этой деятельности он находил не только исход естественным стремлением к ней, но и облегчение от душевной боли из-за невозможности для него более интенсивного участия в делах Комитета.
Смерть поразила Алексея Васильевича в разгаре целого ряда работ. Он не думал о смерти, собирался осуществить некоторые давно уже лелеемые им планы, например, поездку на далекий север Сибири; в его рукописях находится целый ряд начатых работ, а в шкафах его кабинета лежат болышие коллекции, подготовлявшиеся им для обработки.
Летом 1915 года не совсем здоровым он поехал на геологические работы в Семипалатинскую область, но этим работам не удалось осуществиться. Там он почувствовала себя так плохо, что вынужден был уехать оттуда, даже не приступив к работам. С большим трудом он уже больным добрался до Омска, где у одних знакомых он нашел приют и в высшей степени заботливый уход. Там он даже стал поправляться, а через некоторое время был перевезен в Петроград, где был помещен в одну из лечебниц. Но улучшение состояния его здоровья оказалось временным. 26-го августа его больное сердце не выдержало и перестало биться.

Извлечено из «Известий Геологического Комитета».

Список печатных работ А.В. Нечаева.

1. Геологические исследования в окрестностях г. Чистополя. Труды Казанского Общества Естествоиспытателей, т. XVII, в. 5. 1887.
2. Геологическое исследование Елабужского уезда и берегов Вятки от слободы Кукарки до устья. Труды Казанского Общества Естествоиспытателей, т. XIX, в. 1. 1888.
3. Доклад о почвенных и геологических исследованиях 1888 г., произведенных в Казанской губ. Приложение к протоколам заседания Общества Естествоиспытателей при Императорском Казанском Университете. 1888.
4. Предварительный отчет о геологических исследованиях Мамадышского и Царевококшайского уездов Казанской губернии. Приложение к протоколам заседания Общества Естествоиспытателей при Императорском Казанском Университете. 1889.
5. Отчет о геологическом исследовании в Козьмодемьянском и Чебоксарском уездах Казанской губернии. Приложение к протоколам заседания Общества Естествоиспытателей при Императорском Казанском Университете. 1890.
6. (Совместно с П.И. Кротовым). Естественно-историческое описание Казанской губернии. Часть геологическая. I. Казанское Закамье в геологическом отношении. Труды Казанского Общества Естествоиспытателей, т. XXII, в. 5. 1890.
7. Естественно-историческое описание Казанской губернии. Часть геологическая. 2. Геологическое исследование Мамадышского уезда. Труды Казанского Общества Естествоиспытателей, т. ХХШ, в. 6. 1892.
8. Естественно-историческое описание Казанской губернии. Часть геологическая. 3. Геологическое исследование северо-западной части Казанской губ. Труды Казанского Общества Естествоиспытателей, т. XXV, в. 3. 1893.
9. Фауна пермских отложений восточной полосы Европейской России. Труды Казанского Общества Естествоиспытателей, т. XXVII, в. 4. 1894.
10. Общий взгляд на историю естественно-научной мысли. Казань. 1896.
11. Геологические наблюдения между реками Демой и Белой в области 129-го листа 10-тиверстной карты Европейской России. (Предварительный отчет). Известия Геологического Комитета, т. XV, №1. 1896.
12. Фауна эоценовых отложений на Волге между Саратовом и Царицыном. Труды Казанского Общества Естествоиспытателей, т. XXXII, в. 1. 1897.
13. Геологические наблюдения в юго-восточной части 129-го листа 10-тиверстной карты Европейской России. (Предварительный отчет). Известия Геологического Комитета, т. XVI, №2. 1897.
14. Краткий очерк геологических исследованиях северо-западной части 129-го листа 10-тиверстной карты Европейской России. (Предварительный отчет). Известия Геологического Комитета, т. XVII. 1898.
15. Геологические исследования в юго-западной части 129-го листа 10-тиверстной карты Европейской России. (Предварительный отчет). Известия Геологического Комитета, т. XVIII. 1899.
16. Первое дополнение к «Фауне пермских отложений восточной полосы Европейской России». Труды Казанского Общества Естествоиспытателей, т. XXXIV, в. 6. 1900.
17. Естественно-историческое описание Казанской губернии. Часть геологическая. 4. Геологическое исследование южной нагорной части Козьмодемьянского и Чебоксарского уездов. Труды Казанского Общества Естествоиспытателей, т. ХХХШ, в. 4. 1901.
18. Предварительный отчет о геологических исследованиях в северо-восточной части 130-го листа 10-тиверстной карты Европейской России. Известия Геологического Комитета, т. XX, № 4. 1901.
19. Кристаллография и минералогия. Лекции, читанные на химическом отдалении Киевского Политехнического Института в 1900—1901 г. Издание Студ.-химик. Киев (2 издания). 1901.
20. Геологические исследования в области 130-го листа 10-тиверстной карты Европейской России. (Предварительный отчет). Известия Геологического Комитета, т. XXI, №59. 1902.
21. К характеристике А.А. Штукенберга. Ежегодник по геологии и минералогии России, т. VIII. 1905.
22. Серно-соляные ключи близ Богоявленская завода. Труды Геологического Комитета, Новая серия, вып. 31. 1907.
23. Верхний палеозой восточной Бухары. Дневник XII Съезда русских естествоиспытателей в врачей в Москве, №4, стр. 141. Сообщения. 1907.
24. Пермская брахиоподовая фауна крайняя севера России. Там же, стр. 142. Сообщения. 1907.
25. О брахиоподах из русских пермских отложений в их соотношении к каменноугольным формам. Дневник XII Съезда русских естествоиспытателей в врачей в Москве, №4, стр. 144. Сообщения. 1907.
26. К зooгeoгpaфии русского пермского бассейна. Дневник XII Съезда русских естествоиспытателей в врачей в Москве, №4, стр. 493. Сообщения. 1907.
27. Брахиоподы из русских пермских отложений в их соотношении к каменноугольным формам. № 22—24 — краткие авто-резюме докладов, сделанных на ХII Съезде русских естествоиспытателей в врачей в Москве. 1907.
28. Минералогия. (2-е издание в 1912г.). Изд. «Сотрудника». Киев. 1908.
29. Кристаллография. Геометрическая, физическая и физико-химическая (2-е изд. в 1910 г., 3-е в 1913 г.). Изд. «Сотрудника». Киев. 1908.
30. Фауна пермских отложений востока и крайнего севера Европейской России. Вып. 1. Brachiopoda. Труды Геологического Комитата, Новая Серия, вып. 61. 1911.
31. В «Учебнике природоведения» Вагнера, Заленского, Нечаева и Третьякова. Часть I. Неживая природа. Изд. «Образование». Киев. 1911.
32. Совместно с Заленским и Лебедевым. «Краткий курс естественной истории для городских училищ. Изд. «Пироговского Т-ва». Киев. 1912.
33. Минералогия и геология для средних учебных заведений. (5-е издание, дополненное и исправленное). Изд. «Пироговского Т-ва». Киев. 1912.
34. Успехи геологии. «Природа». Февраль. 1912.
35. Геологическое исследования фосфоритовых залежей юго-западной части Казанской губернии. Труды Комиссии Московской Сельско-Хозяйственного Института по исследованию фосфоритов. Сер. 1. Отчет по геологическому исследованию фосфоритовых залежей, т. IV.1912.
36. (Совместно с А.Н. Замятиным). Геологические исследования северной части Самарской губернии. Труды Геологического Комитета, Новая серия, вып. 84. 1913.
37. Пермский известняк р. Карлы Симбирской губернии. Известия Геологического Комитета, т. XXXII. 1913.
38. По горной Бухаре. Путевые очерки. Петроград. 1914.
39. Геологическое исследование фосфоритовых залежей в юго-западной части Казанской губернии. Труды Комиссии Московской Сельско-Хозяйственного Института по исследованию фосфоритов. Сер. 1. Отчет по геологическому исследованию фосфоритовых залежей, т. V. 1914.
40. (Совместно с Янишевским и Стояновым) О месторождениях каменного угля в южной части Семипалатинской области. Известия Геологического Комитета, т. ХХХIII, проток., стр. 142—145. 1914.
41. Казанский и уфимский ярусы пермской системы. Геологический Вестник, №1. 1915.
42. 1892. Анализы нескольких минералов (в работе проф. А.А. Зайцева). Труды Геологического Комитета, т. XIII, № 1, стр. 80 и 84.
43. Заметка о подземных водах Мензелинского уезда.
44. Заметка о графите Семипалатинской области. Известия Геологического Комитета, т. XXXIV. 1915.
45. Ряд годовых отчетов об исследованиях в Семипалатинской области, произведенных им в летние месяцы 1912, 1913 и 1914 г.г. Известия Геологического Комитета т.т. XXXII, ХХХIII и XXXIV.

Комментариев нет

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Календарь записей

Декабрь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Ноя    
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

Присоединяйся

Реклама